В рубрике «Вечно живые» Р.И. Абель

19 ноября 17:07
3700

Имя легенда, имя эпоха. Рудольф Иванович Абель, когда-то о нём писали газеты всего мира. Он оказался на самом острие противостояния двух великих держав и выстоял в борьбе с американскими спецслужбами, хотя казалось, был обречён. Но его стойкость стала примером для многих поколений.

Имена людей, вписанные в историю какого-либо города, всегда оберегаются особо. В чем-то они отражают характер, личные и социальные качества горожан, которые хотели бы походить на героя.

Сергей Берзин, корреспондент: «Кто такой Рудольф Абель и почему его именем названа улица, напоминать никому не надо. Но вместе с тем, в его биографии есть страницы, которые ещё надо изучать и осмысливать».

Когда заходит речь о легендарных разведчиках такого масштаба, то, скорее всего, огласке предаются только самые вершки, основная часть знаний о них окутана тайной на десятилетия или навечно. Таковы негласные правила разведки. Абель не исключение. Кажется, о нём известно всё, но только через десятилетия приоткрывается новая информация.

Мария Клычникова, директор Мытищинского историко-художественного музея: «Только в 21 году Сергей Нарышкин рассекретил документы о том, что сделал Абель. Он раскрыл планы ядерной бомбардировки Советского Союза, по сути, спас».

За несколько лет нелегальной работы в американской глубинке он настолько стал «своим», что ни у кого и мысли не возникало, что он совсем из другого мира.

Мария Клычникова, директор Мытищинского историко-художественного музея: «Он любил рисовать, хотел поступить во ВХУТЕМАС. Это часть его легенды, у него были студии живописи в Америке».

Однако его рисунки были скорее трагической терапией во время тюремного заключения.

Мария Клычникова, директор Мытищинского историко-художественного музея: «Он попал в тюрьму и там много рисовал».

После возвращения в Мытищи, на улицу Старых Большевиков, в свою семейную дачу, которую они построили ещё в 1933 году, он вступил совсем в другой этап своей жизни, полный красок и доброго общения. Его помнят почти все тогдашние соседские мальчишки. С ними он особенно любил общаться, помогал радиолюбителям, учил работать в мастерской. Жизнь обычного пенсионера. Хотя в это же время, кадровый разведчик Вильям Генрихович Фишер консультировал и своих более молодых коллег. В этой службе бывших не бывает.